RitmInMe Описание программы Интернет реклама сайтов - Dilibrium / Дилибриум Facebook Twitter Google+ LiveJournal Мой Мир ВКонтакте Одноклассники

Font Size

RitmInMe - Моя нетленка - Странное королевство

Дядя Стёпа и Камилла

Дядя Стёпа и Камилла

Постовой Степан Степанов
    По прозванью "Каланча"
       Вниз летел под треск наганов.
    "Ох, и грохнусь я сейча..."
Не успел додумать статный
    Наш товарищ постовой,
       Но фортуны выверт знатный
    Не довёл до мостовой,
         До камней Кремля брусчатки...

А с чего он стал летать?
Ведь с вороны взятки гладки,
    Что поставила "печать"
       Прям на лысину тому,
    Кто из окон кабинета
Может видеть Колыму.
А кому землица эта
    Из столицы не видна –
       Вот путёвка, лет на десять.
    И с семьёй, коль жизнь скучна...
Ведь привык проблемы щелкать
    Безо всяческих затей
       Всем известный
           Самый лучший
              Самый верный
                  Друг детей!

А ворона, вражья птица,
    "Кар" да "кар" – вишь, веселится,
       Взгромоздив свою балду
    На Кремлёвскую Звезду!
Вмиг Лаврентия клевреты
    Похватали пистолеты...
Но накладно, твою мать,
    В символ Родины стрелять!

Постовой у Спасской башни –
    Его знает вся страна!
Не ведёт с вороной шашни
    Бывший флотский старшина!

Дядя Стёпа наш не прост –
    Сдав напарнику свой пост,
       Мигом он переродился –
    В поднебесье устремился.

Прочь засов! Ступеньки к крыше...
    Дядя Стёпа лезет выше.
Вот Звезда. На ней – ворона,
    Щурит глаз, не ждя урона:
Чё ГАИшник-дуболом
    Размахался здесь жезлом?

Дяде Стёпе не до шуток:
    Истекает счёт минуток!
Если не согнать ту гадость,
    В лучшем случае – халатность,
       Но преступная.*
                                И жезл
    По вороне полетел.

Плох бросок! Снаряд мента
    Поглотила пустота.
Как согнать? Хлопок ладонью –
    Звука ноль. Что многотонью
        Красного стекла ладонь?
Как погладил...

И решил
       Тут советский альгвазил*:
Раз не сбил ту птицу дреном –
    Что тут заниматься... дзэном*?

Мерзко каркнув в знак протеста
    Сорвалась ворона с места.
       Ей во след частит наган
С матом вниз летит Степан.

Две ладони – громче, да.
    Но держаться чем тогда?
При хлопках на верхотуре
    Дзэн полезнее.
                            В натуре!
                  
                  * * *

Силою Глаза Змеи – да узрим мы!
Блики... Туманы... И что же за ними?
Время презрев, из Реальности планов
В Луч собираются клочья туманов,
Чтоб избежать Примитивной Причинности Плена.
Что же мы видим?
                       Эрула!
                                Постельная сцена...


                  * * *

Некромансер* мэтр Наргин
    Двести лет, как спал один.
Трансгрешальность* некромант
    Не лелеял – это факт.

Но, чтоб зомби упокоить,
    Что подсунул конкурент,
       Всю потенцию истратить
   Должен был наш мэтр в момент.

Зомби снова стала прахом,
    Конкурент – развоплощен,
       А Наргин единым махом
    К сонму скорби приобщён.

Хоть без видимых дефектов,
    Спал всегда его конец...
       Над побочным сим эффектом
    Двести лет скорбел мудрец.

К разным секс-специалистам
    Обращался он не раз,
       К нимфе думал подкатиться,
    Но нарвался на отказ.

Время шло... И вот Камилла,
    Опыт свой призвав, решила:
       Вновь готов клинок для ножен
    И клиент не безнадёжен.

Хоть занятие запретно,
    Мэтр Наргин мог жить безбедно.
Не смутившися ценой,
    Некромант тряхнул мошной...

Только ночка наступила,
    Приняла его Камилла
       И пустила в оборот
    Многоопытный свой рот.

Понял старый некромант –
    У девицы есть талант.
То, что два столетья спало,
    Через четверть часа встало.

С удивленьем мэтр Наргин
    Ощутил: он – господин
       Над потенцией. Камиллой
    Занялся он с юной силой.

Вспомнились у некроманта
    Споро руны фолианта –
       Послушником их учил
       Практикуя, что есть сил,
    Знанье светлой Ма-аль-Бли
В храме на краю земли.

            ...Лист летал над бездной вод,
                Вился с чайкою удод,
                   И змея в когтях орла
                Умирала, но жила...


Послушник не стал тот мнихом*,
    А усердье вышло лихом:
       То ль Богиня взревновала,
       То ли просто сердце сдало...
    Получил Наргин инфаркт,
Дав цепи событий старт.

            ...Лапы синей обезьяны
                Вверх ползли, ища бананы...


Мэтр Наргин почил в момент.
    Заместил его… наш мент.

И мигнуть Степан не смог,
    Как остался без сапог.
       С ними и штаны стащила
       Возмущенная Камилла:
    Ей казалось – старый маг
Вздумал пошутить, дурак.

Оценив же ту пружину,
    Что пригодна для любви,
       Поняла – мечты мужчину
    Ей послала Ма-аль-Бли.
  
                           * * *

С натугой пораскинувши мозгами –
    По счастью, всё же не по мостовой –
       Степан решил: эдемскими садами
    Закончен для него с вороной бой.

– Аллах великий в доброте безмерной
    Свершил над павшим воином свой суд,–
Подумал он.– И в вере правоверной
    Теперь покоюсь… Но какой-то зуд
Промежду ног покоиться мешает...
    Ах, гурия! Прислали мне одну.
       Других, наслышан, семьдесят встречает...–
Но мыслей утлый чёлн пошёл ко дну:
То с гостем любопытная Камилла
    Поближе познакомиться решила.

                       * * *

Степан уснул. Довольная Камилла
    Тихонько дверь в покои отворила.
Уже слегка подвыпивший Шеллар
    Неспешно перелистывал бювар*.

– Неужто так приспичило, молодка?
    Ты на мели? Ужели подработка
       Так экстренно нужна, что ты рискнуть
Решила, не боишься и чуть-чуть?

– Нет, государь, не рвусь я к вам в кровать
    Законный хлеб у Киры отбивать.
А вот у Жака – это в сей момент!
   Я знаю: сир мне даст ангажемент.

– Уверенна? Меня ты удивила...
    А ну-ка, растолкуй-ка мне, Камилла,
       Как выглядеть у трона будет та,
           Что примет место нашего шута?

– Смеётесь, сир? Нет, шутовской колпак
    Мне не к лицу – пускай уж носит Жак.
 А вот ввести переселенца в мир
    Не против я, о милостивый сир...

– Переселенец... И ещё темно...
   О! Ты нашла "осадное бревно" –
То, о каком мечтала дни и ночи?
   А мир покинул маг, до ласк охочий?

– Да, мэтр Наргин. Старик перетрудился...
  Причина есть: ведь двести лет постился!

– Жаль. Будет не хватать... Досадная кончина!
   Рассказывай, Камилла, кто же твой мужчина?
Сейчас любой чужак внимания достоин.

– Зовут Степан. Моряк и полицейский. Воин.

– Перемещенья в чем причина в этот мир?

– Штурмуя башню пал, не посрамив мундир.

– Как перенёс он смерть? И к жизни возвращенье?

– Был подготовлен. Южных мистиков ученье,
       С которым он знаком, в посмертии сулило
           Небесных дев гарём. Ну а ему хватило
Одной меня. Степан считает – для начала.

– А ты, чтоб не травмировать его, смолчала?

– Ведь сказано: "Вино коль налито любви,
  Не словом – делом этот миг благослови!"
И адаптация... Ведь воин – прямо с боя...

– Пожалуй, что сегодня соглашусь с тобой я.
Вот чек: пятьсот – тебе, а тысячу – Степану.
Как выспится, пусть сходит на приём к Истрану.

– Да, деньги... Он – с оружием, и вашим гномам
   Полезно будет глянуть. Ни о чём весомом,
Скорей всего, пока не стоит говорить,
   Но тысяч пятьдесят придётся доплатить...

– О, браво! Уважаю деловую хватку!
   Весьма удачно он попал к тебе в кроватку!

– Кровать – что надо! Меж мирами переход
   Опасен окружающим, и не сорвёт
      Свой куш лишь дура – знамо, сообразно риску.

– Что этой ночью напугало нашу киску?

– Ведь пасть пришлось воителю в обоих смыслах :
   И с жизнью распрощавшись (к счастью, только в мыслях),
      И с башни полетев.
                     А там – сверх ста локтей...
Под стать Центральной Башне. Не собрать костей
   Степану, если бы не знатная работа
       Дворцовых мастеров, что делали кровать.
Не даром крепкий дуб скрывает позолота –
   На ней дракона смело можно принимать!

– И гроб мне славно сладил... Знамо, неспроста
   Значок гильдейский "Золотого долота"
      Столяр наш носит. Значит, сильный был удар?

– Такого натиска не знал мой будуар!
В восторге старый маг вовсю чудил в постели:
   Огни летали, дивно пели менестрели...
Удар... Был наг – и в миг одет и в сапогах!

Потом, когда Степан уснул, явился страх...
Тогда же – злость.
               Представьте: пахло южным морем,
И вдруг – сапог навакшенный под нос!
                                 Заспорим:
Сколь важным бы такой шутник вам не казался,
Но вряд ли б скоро снова милости дождался.

– Зачем нам спорить, если ясно всё и так?
Мне любопытно – в чём Степан у нас мастак?
Посмотрим, что там у пришельца за таланты:
Пойдёт он в воины, иль, может, в музыканты.

                            * * *

– Нет, в барды не годится наш Степан,–
    Усевшись в кресло, рассуждал Истран.–
Тень Вора – как у вас у самого.
    И, как Алхимик, он не безнадёжен.

Однако Воин он допрежь всего,
    "Меч ярости, исторгнутый из ножен".
К вопросам Веры безразличен он –
    Узнав, что жив, и лишь перенесён,
       Забыл Аллаха, трезво мыслить начал,
Признаться, чем премного озадачил.

А с Силой – очень редкостный надел:
    Призвать не смог, течение узрел.
И в будущем,
             И в прошлом,
                         И сейчас.

Так что, Шеллар, нам выпал редкий шанс
    Создать полицию за магами контроля.
Он, иже есть на то монарша воля,
    Её возглавит... Лун так через пять.
Степану надо многое понять...

– Так Воин-Вор-Алхимик-Маг у нас?

– Возможно, будет квадра-мульти-класс...
Нет, Воин-Вор. И Видящий к тому же...
    Потенциал у Вора развит хуже...
       Пожалуй, Луч потребует огранки...
И будет кадр магической охранки!

– Он молод. Кто же "дядею" его прозвал?

– Был "дядя Стёпа" для мальчишек идеал.
Рост – шесть локтей, а норма в мире том – четыре...

– Как, приживётся "дядя Стёпа" в нашем мире?

– Камилла даст заботу и уют,
    Элмар – в бою наставника (как Воин),
А Видящего, раз уже дают
    Материал – Степан того достоин –

Возьму обузу , буду сам учить.
Да, Тень чтоб в новом мире применить,
    Дадим ему привычную работу –
Дежурить в парке каждую субботу.

                           * * *

– Ну, долбанный наместник, плют позорный – ведь достал! –
    Ворчал Диего, пробуя свой орочий вокал. –
Судьба мне – под венец идти, как это ни противно...
    Папаша дорогой вмешался сверх-оперативно:
Что значат пара лун сюда иль пара лун туда...
    Зато отцовский долг исполнен. Верно, господа?

Утешит, что почтил Бессмертный Бард своим вниманьем:
    В постели поваляюсь, и со всем моим стараньем
Примусь служить... И надо ж было лечь мне голяком!
    За дверью – гостья! Звук её походки незнаком...
       Любви гонец? Иль всё же орка мне костюм прислали?

– Простите, хоть вы гостье рады в этот час едва ли,
    Войду, не тратя время на пустые разговоры.
Держу я лавку "Эликсиры доньи Исидоры".
    Меня просили, чтобы вас сегодня навестила
       И помогла, насколько мне отпущенная Сила
С недугом вашим сможет совладать. На картах впрок
    Слегка поворожила... Правда, миленький зверёк?

– Ну, кот как кот. Судьба с ним обошлась чрезмерно круто:
    Без уха, да и шерсть на морде кто-то брил как будто...
Надеюсь, не придётся мне кота душить – закрыв
    Глаза и непременно голой левою рукою?
       Как задушу – освежевать и съесть, гася порыв
Желудка выйти вон. А кости разбивать клюкою?

– Где здесь клюка? К тому же, даже плютов мы едим!
    Чем хуже кот? Что, в лагере побрезговали б им?
Но радуйтесь – покинет этот мир наш котофей
    Не шуйцей вашей, мачо мой, до срока расчленённым,
       При собственных мехах побудет – подождёт скуфей.

То много чести для кота – быть вами удушённым.
Пойдёт нам анкрус, бык, кобель, крысак, орёл, петух...
    Самец, короче. И число яиц – не меньше двух.
Чтоб был похож на вас. Но если посмотреть в другом...

– Себя я ощущаю, как за карточным столом:
    Не врёте вроде вы, но есть какая-то игра...

– О, браво, мачо! Явно, родились вы не вчера!
Признаюсь, мой инкогнито-заказчик
    Не то, чтоб к вам любовию горел,
       Иль альтруизма нам являл образчик,
Решил не оставаться не у дел.

Его когда-то так же полечили...
Что, Кантор, вроде, снова накатило?
    В отключке? Что ж, тогда без всяких "или"
       Идёт леченье наше очень мило!
Кота ... Не плюйся, тварь! А ну, на место!
    А это – вам... Преобразились в тесто?
Заклятье... Мой пирог с котятами готов!
    Быстрее, чем у многих наших поваров.

Красавчик-кабальеро вместе с простынёй
     Без крика-шума превратился в струи пара.
Котище, пар втянув, застыл. Спина – дугой...
    Так дона Кантора души сменилась тара!

                               * * *

Дядя Стёпа на посту –
    Он дежурит на мосту.
Правда, мост уже не тот:
    Не спешит вокруг народ,
Нету ни реки,
             Ни льда.
Ночь тиха...
             Лишь иногда
Слышно, как вздохнёт Степан.
Замок Вианд здесь, Ортан.

Неспроста Степана вздохи.
Тяжело заданье:
               Крохи
    Сил движенья уловить
       И Истрану доложить.
Но пусты дорожки парка –
    Стражу не грозит запарка...

Чу! Вот парочки движенье,
    Ищущей уединенье
       Под разрушенной стеной...
Заскучал наш постовой:
Ясно дело – охи-вздохи,
    Жёлтым светом вспыхнет похоть
       В ауре пришедших и,
Дело завершив "любви",
Яркий уголёк оргазма
Миг коптит – и сгинет.
                        Плазма
Горних Сил свой путь
    Не изменит и чуть-чуть.

Но Истрана ученик
    К аккуратности привык
И заносит для порядку
    В память, словно бы в тетрадку,

Что объектом номер раз
    Кавалер Лаврис у нас,
Ну а дама (номер два)
    Спьяну на ногах едва
       Аура искрит цинизмом
           Вперемешку с мазохизмом,
Страстное самца желанье
    Принимает в наказанье
       За какие-то грехи,
Только внешне всё "хи-хи"...

Завершив свои дела,
    Пара, не спеша, ушла.
А Степан ошеломлён –
    Поменялся Силы фон:
Где кипел любовный акт,
    Появился артефакт.

                * * *

Мэтр Истран, глаза прищуря,
    Как бы размышляет вслух:
– Что ж, Степан, вас похвалю я,
    Не такой уж вы лопух.

Артефакта зарожденья
    Уловить потенциал –
       Этот уровень уменья
Выше всяческих похвал.

Карту мира здесь разложим –
    И она не для красы:
Если на неё положим
    Те ажурные трусы...

Что смеётесь? Артефактом
    Может стать любой предмет.
Так смиритесь с этим фактом –
    Здесь запретов вовсе нет.

Важен лишь накал эмоций,
    Что тогда лились в астрал.
Их у Ольги хоть сто порций:
    Кантор, знаешь ведь, пропал...

Между тем, у нашей дамы
    Есть занятная черта:
       Рока обойти все ямы,
Сделав глупость. Красота!

Так о чём я? А! О карте.
    Наш магический предмет
       Размещаем мы на старте –
В точке, где возник. Ответ
Мы какой узнать желаем?
Точку, где эффект его
    Максимальным ожидаем.
Смотрим... Два луча. Ого!
Я прошу вас, как учитель,
    Те лучи истолковать.

– Алый луч, сродства хранитель,
    Здесь длиною пальцев пять.
Адресат его в столице,
    Дальше незачем искать.

Метит в Кастель Коронадо
  Из вещицы белый луч ,
Чтоб, завившися в торнадо,
  Стал он истинно могуч.

Это вовсе не глиссада -
  Луч покинет этот план!
Страх берёт, на это глядя...

– Но зачем?– спросил Истран.

– Замок Белых Парусов –
   И вдруг – гавань для трусов,
      Озадачившихся блажью,
          Песню нам пропев лебяжью,
              По спиральному пути
                  Из Реальности уйти?

Странно ведь, ядрёна вошь...
    Без бутылки не поймёшь!

Извините... Три луны,
  Что судьбою мне даны
      Для учения у вас,
          Недостаточны, чтоб в транс
       На минуту иль на час,
   Погрузиться мог сполна
Бывший флотский старшина!

– Значит, лёжа расслабляйтесь,
    Раз пока что вы не маг.
В транс для Видящих пускайтесь,
   Травки выкурив косяк.

                    * * *

– Спасибо, мэтр, у вас удобная кровать...
Помогут ли те смутные картины,
    Что видел я, хоть долю тайны разгадать?
К тому ж, забыл не меньше половины...

...От чувств волос пучка пахнуло жарким летом.
Кривая шпилька с нерабочим амулетом
  И две железки (очень ржавые, замечу)
    Трусам устроили восторженную встречу.
Монетка тоже проявила интерес,
  И, чтобы прекратить лобзания процесс,
    Виденьем мира магов в полиарга сети
      Решила напугать. Но наважденья эти
Эффект обратный дали – так они гуртом
  Аверс ей с реверсом начистили... Потом
    Медяшка та лишь на ребре стоять могла.
Виденья кончились, и дальше – только мгла...


– Было бы, Степан, престранно,
    Если б не было проблем.
Вышлю я Максимильяно
    С записью кристалл. Зачем?
Пусть он в Кастель Коронадо
    Помозгует, что к чему...
Кстати, как твоя там ладо?
    Я вас толком не пойму.

– Хоть адаптация завершена,
    Живём мы вместе, словно я ей муж,
       А мне она – законная жена.
Камилла и беременна к тому ж...

– Не часто вижу я переселенцев, всё же
    Скажу, что вы на них ни капли не похожи.
Едва поняв, что живы, и что дальше жить им тут,
    Они к спецам бегом за контрацепцией бегут.

– Я б тоже побежал, но милая Камилла
    Похоже, со знакомства всё определила,
Сказав мне:
         "В месяц раз по ведьмам бегаю и так.
    Со мною деньги сэкономишь, если не дурак.
       Всё под контролем. Будет всё у нас, как надо."
Пускай. Хоть, правда, есть какая-то досада,
    Что не спросила... Не к лицу мне пятиться, как рак.
       У нас частенько так бывало до вступленья в брак...

– Ужель обман считался в мире том обычным?

– Нет – секс до брака полагался неприличным,
    А всё же приходилось отношенья оформлять...
Не без эмоций... Не бросать же будущую мать
    Мне потому, что до меня гульнуть уже успела?
Сейчас я у неё один – до прочих нету дела.

– Так говоришь, ты согласился, что Камилла
    Столь резко всё сама за вас двоих решила?

– Угу. Недавно ездили с Камиллой в пансион.
Прелестная дочурка у неё, уже большая.
Меня увидев, маме говорит, что легион –
    Не меньше, пап, наверное, такого выбирая,
Камилле перебрать пришлось. Короною блистая,
    Орландо не забыл должок за столько лет вернуть.
На домик хватит – и ещё останется чуть-чуть...

– О! Мэтр Максимильяно без задержки шлёт посланье!
    Довольно странное, Степан, имеет Макс желанье...
Всегда твердил он – мир наш прочно заперт на засов...
    Объявлен старт межмировой экскурсии трусов!

                                    * * *

Вновь тень явилась из монеты, чьи глаза пусты.
  Взвилися, рун чертя узор, пергамента листы.
Их вместе с тени чернотой на клочья рвал
  Отважный рой булатных лезвий, и свивал
    Сеть гибкую паук, отмеривал сажени,
      Сжималась цепь, душа биенье сердца тени...
И крылья шёлка антрацитно-кружевные,
  Хоть тень – давно мертва, а крылья те – живые,
    Свершая древний ритуал защиты Круга
      Тень нежно обняли, как дорогого друга.
И тот, кто умер, дерзко не желая тризны,
  Вновь ввергнут был в извечное круженье жизни.


                                   * * *

– Прекрасная Азиль, какой афронт!
    Визиту вашему я очень рад,
       Но мы как раз затеяли ремонт...
Сейчас перебралась Камилла в сад –
    Там нынче утеплили мы беседку.
Супруга жаждою уюта мне
    Неделю всю хохлатую наседку
       Напоминает в этой беготне.
А в доме всё вверх дном. До холодов
    Успеть надежда есть. Закончен холл,
       Второй этаж уже почти готов...

– Стоит тепло, но лес давненько гол...
Веди же поскорей в беседку.
    Посмотрим, как беременность меняет
       Мою давнишнюю соседку!

                        * * *

– Похоже, наша болтовня тебе, Степан,
    Давно порядком надоела.

– Жену вы развлекли, почтив наш балаган,
    А прочее – издержки дела.

– Ах да, дела, противные дела...
    О них я забываю вечно!
Тебе я два сегодня принесла –
    Ты не откажешь мне, конечно.

Король Ортана озабочен
    Судьбой переселенки Ольги.
Без оскорблений и пощёчин
   Пропал повёрнутый на долге
Маэстро Кантор.
               Да, дела...
Недолги были споры – резко
    С Артуро Ольга порвала.
Потом совсем сошла с нарезки...

Мы коротали с Ольгою вечерние часы.
    Представь, Степан, что черные ажурные трусы,
      Исчезнувшие, как дымок, в один из вечеров,
Её печалят больше всех неверных мужиков.

Предмет одежды уникален, их не заменить.
Я слышала случайно... И, хоть разговора нить
    Вилась вокруг высоких , непонятных мне, материй,
       Я поняла, что можешь Ольге ты помочь с потерей.

– Я б мог сказать, что ваши все претензии к Лаврису,
    Но о его страданиях сложить бы в пору вису*.
Сравнятся разве те трусы, пускай и кружевные,
    С военным высшим орденом, чьи " бантики" простые –
       То дань Ортана тем, кто, не щадя, дырявил шкуру.
Ну а трусы... Куда их только не швыряют сдуру!
Заказ я принимаю. Ведь на три часа у нас
    Назначен разговор с тем магом, кто хранит сейчас
Предмет столь горьких слёз. Быть может, к ужину уже,
    Ей быть неотразимой – платье или в неглиже.
Надеюсь, и второе дело разрешим легко?

– Его отложим. Хоть идти тебе не далеко,
    Займись, чем собирался, и "предметом горьких слёз".
А мы посмотрим шляпку, что вчера Элмар привёз.

                               * * *

– Дракон в лесу подох , иль слон, – дивился мэтр Истран.–
    Азиль с утра в делах,
                     тих Жак,
                              Элмар три дня не пьян...
Те – ладно. Рассудительною нимфа стать не может,
    Как твёрдым – ветер, иль вода – горящей! Это гложет,
Как пёс – пустую кость... Без смысла. Скажешь что, Степан?

– Не доле, как вчера, вы вспоминали, мэтр Истран,
    Насмешки над идеею давно минувших дней:
       Стихия пятая... Особо – место нимфы в ней...
В других стихиях духи, вы простите каламбур,
    Стихийны, в них нет мысли. Кто отыщет смысл у бурь?
В стихии пятой – разум. Цель понятна не всегда,
    Но всё ж осмыслить можно. Полагаю, господа,
Коль нимфа просит – след трусы нам Ольге возвратить.

– Да,– Ресс Рельмо вмешался,– мысли мне понятна нить.
Но вы учтите: артефакт уже вошел в комплект.
    Их Ольге не носить. Ну, разве, бросивши проект
       Охраны всех порталов, мэтр займётся изученьем
    Трусов эффекта при ношеньи, связей с Сил теченьем,
Воздействия на них частичек грязи, крови, пота...

– Вам шутки всё! Сказали б лучше – самому охота
    Иметь вещицу... Вам бы комедийным быть артистом!

– Нет, мэтр! Спасибо, что хоть не назвали фетишистом!
    Мне нужен артефакт и в нём таящаяся Сила:
       Со мной посредством них сама Богиня говорила!

– Кузен! Из-за клочка тряпья – такое словопренье!–
    Тут фыркнул Макс.– Вот вам альтернативное решенье:
Гостя у эльфов, после травмы набираясь сил,
    Белья комплектик я совсем нежданно получил,
Удачно похвалив. И, раз тогда моей " невестке"
    Помада от Раэла шла, вопрос, что на повестке
Вдруг встал, решим заменою, не споря без конца.

– Достойный продолжатель дела своего отца!
Известно всем нам, что эльфийки, в неглиже тем паче,
    Не часто шархи принимают. Стало всё иначе?

– Пока мы здесь усердно сочиняем анекдоты,
    На Дельту с Каппы что ни день пихают вертолёты...
Бельё я видел – разве значит, что бывал на ложе?
    Секунду... Блин! Отсюда вещь искать – себе дороже!
Вот он, пакет. Проблемой меньше. На, держи, Степан!
    Мы отвлеклись. Что вы расскажете нам, мэтр Истран?

– Докончил я вчера естественных порталов карту.
Похоже, ожидает враг на днях сигнала к старту,
    Вот-вот начнётся в горы Всадников перемещенье.
Войска готовы, маги тоже – было б лишь везенье!
    Луну мы массово изготовляли амулеты
       С запасом магии. Жак дал удачные советы –
Их ёмкость будет больше раза в три. Как там с драконами?

– По счастью, общий с ними мы язык нашли. Законами
    Драконьих стай закрыта их земля для визитёров,
       А с Каппы к ним, не долго думая, проделали портал.
Драконы меры приняли без всяких разговоров,
    И надо было видеть, как зенитный комплекс тот пылал!
       Под их контролем море, где изрядно островов.
Да, слава всем Богам, что нет других материков!
Хоть и не раз средь ночи государь будил нас криком,
    Надеюсь, снов его сюжеты обернутся пшиком.

                                     * * *

– Азиль, простите за задержку – всю прошедшую неделю...

– Считай, что ты мне всё сказал, я этим оправданьям верю.
Ты был с Элмаром:
                Отвлекающий удар...
                                  Артподготовка...
Налёт драконов...
                Ружья...
                       Вертолёты...
                                  Светомаскировка...

Вот что теперь я слышу даже от любимого мужчины!
Но сутки тихо. Может, в этот раз не сыщется причины,
    Отставить поиск Кантора. Степан, те милые вещицы,
       Что ты принёс, прибавили задора. Правда, лишь крупицы...
    О, преподнёс нам тот подарок восхищения не мало!
И визгу было... А примерка! Да... За чем там дело стало?

– Приступим. Чтоб искать магически известную особу,
    Истрана карте что предложите вы, так сказать, на пробу?

– Себя. Ведь связь у нас была. Духовно, между прочим, тоже.
От фанги коробок – взяла у Ольги. Подойдёт, похоже?

– Масштаб... Мы где находимся? Кладите коробок сюда...
Туманно... Пальчиком изволите прижать? Вот это да!
Азиль! Вы – настоящий артефакт! Отметим луч скорее,
    Извозчика возьмём – и вот сюда... А может быть, левее?

– А если так: коробочку сюда – и пальчиком прижмём?

– Что ж, век живи... Имеем полный план, три точечки на нём...
    Триангуляция, туды её... О! Скрипнули рессоры!
       К нам подавай-ка! Едем в "Эликсиры доньи Исидоры".

– Какая кошечка! И пара есть! Нет-нет, вон ту, другую!
    В пыли? Я не брезглива! Что, не веришь? Вот гляди – целую!
Эй, кот! Вернее – пылкий кабальеро! Брось-ка шею дамы...
    Ревную? Стой, Артуро ты оставишь без любимой мамы!
Чем заслужила? Что, она тебя лечила? От мигрени?
    На полке голова болела? Нет? Тогда к чему же пени?
Ты – мой должник! Да, только что расколдовали, мэтр Истран!
    Сейчас общаемся мы с доньей Исидорой... Стой, Степан!
Мужчины... И не попрощались, как сработал телепорт...
    Все на войну спешат, как богачи в Эгину, на курорт!
         
                                        * * *

– ...И простыня осталась платой этой ведьме Исидоре.
    Штаны? Спасибо. Да, была неловкость в нашем разговоре...
Скажите, что же пропустил я, пребывая не у дел?

– Армагеддон. Их силы целью хинский выбрали предел.
Сперва – удар на юг Ортана. Мы отбили их легко,
Но за хребтом вцепились – Всадников влиянье велико,
А наши силы все в Сорелло... Был то настоящий ад:
Кристаллы истощались, магов отводили мы назад,
А против техники с мечами... Выручил нас лодырь-Хисс:
Не улетел, а спрятался в овраге. Маги поднялись,
Почувствовав, что нету больше здесь на волшебство запрета...
Закончилась за сутки полною победой битва эта.
Виновник – случай. До конца траншеи улети дракон,
Укройся за холмом – не смолк бы генератор. Так что он
Теперь – наш резонанса полиарга первооткрыватель.
Да, объявился и твой старый непоседливый приятель.
К нему везут всех женщин: Всадниц или пленных – без разбора.
И, несомненно, ждёт Горбатый только окончанья сбора,
Чтоб этот "урожай" на Каппу передать. Средь них – Алиса...

– Лиса Алиса – в лапах черепашки-ниндзя? Веселимся?

– Смотря чему... Она – агент. И очень ценный, между прочим.

– Похоже, стадо тёлок гонят на алтарь. И как помочь им?

– Как? В каждой дырке спрятан пулемёт,
    Орудия здесь бьют прямой наводкой…
Нас, магов, генератор отсечет –
    Отвесный склон для хинов стал находкой.
Дракону здесь укрыться негде близко:
    Лишь подлетит – ударят миномёты.
И вход в пещеру нужную не низко...
    А хочется свести быстрее счеты!

– Что ж, ясно – сольный нужен здесь проход.
    Заметим: генератор – основное.
       Его убрать – на этом весь расчет.
Готовимся, раз время есть дневное.
И на рожон переться нет нужды:
    Вам надо будет с юга пошуметь,
       А мне – по стеночке ползи да жди
Удачный шанс. А боя круговерть
Надеюсь, отвлечет их... Эка жалость!
    Вся амуниция моя – того...
       Ещё бы мне сейчас покушать малость...
Распорядитесь принести всего.

– Найдётся, Кантор, чем бы подкрепиться
    И чем прикрыть тебя от нежити и от людей.
Четвёртый час, придётся торопиться –
    Ведь ночь не ждёт. Готовься поскорей!

                                     * * *

Стремнины серых скал, ловушки древних хинов, тьма ходов...
Чихнув, дал дуба генератор. И драконов зычный рёв
На время глушит даже пушек канонаду. Скажут, риск –
    Но Кантор в грохоте расслышал и невольниц слабый писк,
Которых гонят вглубь, к порталу, под охраною мутантов.
Протопал хинов взвод. Надумали бояться диверсантов!

И, наконец, приказ по-хински: "Продержаться нужно час.
    Потом – сдавайтесь. Верьте: не забудет Повелитель нас!"
Стоически безмолвствуют – ведь впереди Перерожденье!
И Вечности покров... Вот молодцы! К чему теперь хожденье?
Посты расставили? Чудесно, там – свободный ход к порталу...
Вот ниша прям под потолком. Здесь отдохнуть смогу на славу!

И как я сохранил невидимость? Не верится – а правда!
Здесь весело: вон парочка оставить отпечатки зада
    В пыли веков спешит... И не одна! Народец весь охоч
       Последний час "любовью" скрасить... Наверху настала ночь,
Ушел куда-то бой ... Знакомимся: агент лиса-Алиса.
Сидит одна. Проверю: ножик с рукояткою из тиса
    К ней на колени пал – и нет его. Действительно, агент:
       За пару лун учёбы! Заслужила честно комплимент.

А парочки в Пещере Вздохов подтверждают ей названье
    И диалектику: попутав крайности, мы в оправданье
       Похожесть их клянём. К Алисе приближается мутант.
Вопрос, отказ – но принужденья нет. Ждать – мой второй талант.
Стрельба важнее... Это всё входило в ритуал отправки!
Звучит сигнал – мутанты с хинами проворно, словно шавки,
    С "любовью" быстро кончив, разбежались по своим постам.
Наместник прибыли. Довольны. Не ему ли по мордам
Сейчас дают? По нём не скажешь! Несомненно, ящер крут.

Портал задействовал. Беседует с Алисой... И вот тут,
    Пожалуй, выход мой. Вопрос, что будет крепче – гномья сталь
       Иль черепашки кожа? О! Таки кинжал! Немного жаль –
Лишь на один Истран покастовал... Что ж, видим я теперь,
    Вниманием не обделён. Горячим! Лучше ты проверь,
       Алиса, пистолет! Спина к спине! Приблизился финал!
Щелчок... Свеченье... Кантор угодил в настроенный портал.

                                           * * *

На Каппе сразу ощутил он приближение заклятья –
    Для встречи были распростёрты Повелителя объятья.
Ругнувшись, Кантор выполнил ещё не подводивший финт:
    Он сущность своего врага втянул с собою в Лабиринт.
И мэтр Скаррон, что, магию предав, все ставки сделал лишь
    На излученья генератор, веря в эту разработку,
       Вдруг шало заметался, словно незадачливая мышь,
Что вместо полки с сыром прыгнула на сковородку.

А Кантор провернул проверенный с Патрицией приём:
    Зачем придумывать другое, раз не знает враг о нём!
В реале – гладкий колышек осины в пузо некроманту,
    А в Лабиринте пыль взвилась, покорна киллера таланту.
Рассыпалась в реале оболочка у Скаррона в прах,
И некромансер ощутил – ему доступно чувство "страх".

Портал вновь замерцал и Кантора бесчувственное тело,
    Наезженным путём к себе домой, на Дельту, полетело.
В своём владеньи всемогущий некромансер мэтр Скаррон,
    Возможно, отвертелся бы от Лабиринта и осины,
 А на родимой Дельте враз зажал его в тиски Закон –
     Ну что поделаешь, миров пока законы не едины...

"Проигран мною бой, но не конец сраженью",–
    Бесплотным духом став, не унимался мэтр Скаррон,
       За сущность Кантора цепляясь липкой тенью,
    Пока, с трудом найдя проход, тащился в гору он,
За пальцем – палец и ступенька за ступенью.

                                     * * *

Сраженье стихло, будто под порывом ветра слабая свеча.
Когда Элмар, рассеяв тьму концом заговорённого меча,
    Вошел в Пещеру Вздохов, то услышал: "Почивай, воитель,
        Наместника сразивший! Ты велик,
                      Но и твоё дыханье выпил Повелитель..."

                                      * * *

Очнулся Кантор вдруг в постели – и в объятиях Азили.
– Не дёргайся, герой, не зря тебя сюда перетащили.
Во-первых, как-никак, ты с нашей встречи задолжал мне ночь,
    А во-вторых, лишь так твоя родня смогла тебе помочь:

"Нам надо егозу спасать – чего-то Лабиринт взбесился:
    Уже Диего на Ступенях – вдруг Туннель к нему пустился...
Впервые жизнь дарящее сияние Ступеней
    Совсем погаснуть может под волной Туннеля Теней".

Как будто что-то неподъёмное тащил ты на плечах...
Но это – прошлое. Проверим – ты на полке не зачах
    У Исидоры?– Радостно-задорно засмеялась нимфа,
       И нежности волна, как встарь, мир целый затопила тихо.

                                     * * *


Женское Азиль начало
    Некроманта всюду жало,
       Вытеснив на самый край:
Соскользнёшь – и в ад ступай!
Заметался тут Скаррон:
    Как бы обойти Закон?
Вспомнил христиан устав:
    "Смертию же смерть поправ".
"Ну, а если жизнью – жизнь?
Что ж, носитель мой, держись!
    В яйца я тебе войду,
       Но совсем не пропаду!"


Разбудил Диего Жак –
    Выпить явно не дурак,
       Раз с утра примчался он,
И с бутылкой.
             – Самогон? –
Кантор спрашивает гостя
(Неприветлив, но без злости),–
Только я пришел в себя,
    А уж ты готов, любя,
       То поставить под вопрос...
И продукцию принёс?

– Сей напиток, досточтимый господин,
    Я пока что в этом мире пью один.
Мной заброшен самогонный аппарат –
    Недалече есть крылатый наш собрат:
       Может за сигар коробку небольшую
Спиртом враз наполнить бочку – и какую!

Поведаю:
Довольно дёшево скупил из затонувшей баржи
    Я груз сигар, что мог пойти на производство сажи.
Нашел дружище-Хисс в них некий аромат особый
    И бартерный союз наш чтит. Ты наливай – и пробуй.

– Лимоном отдаёт... И магией слегка.
  Король о новом пойле не слыхал пока?

– Конечно – ведь Шеллар бы сразу занудил,
    Что под угрозою костяк Воздушных Сил...
       Но что та выпивка, ведь главное – причина!
Послушай, Кантор, ты мне нужен, как мужчина.

– Вот что бывает, коль кто с эльфами ведётся...
– Услышьте, люди, все – да он ещё смеётся!
Причина том лежит, мой разлюбезный брат,
    Что я сейчас – вполне официальный сват:
Синьора Ольга, дав мне титул дипкурьера,
    Желает в брак ступить с достойным кабальеро.

– Ну, охренеть! Что перемену вызвало такую?
– На то причины есть. Тебе я быстро растолкую.
   Ты думаешь: да это не иначе, как прикол?
      Гораздо круче! Вашего венчанья протокол
          Сегодня в три часа утра (по мне – так ночи)
      Шелларом был подписан. Наш монарх, охочий
   Трудиться день и ночь, монахов храма Ма-аль-Бли
Конклав заслушал. Праздничные речи завели
    Те девять бритых лбов. И не криви ты, Кантор, рот,
       Поморской клюквы словно бы отведав! Кто сирот
    Каппийских без Горбатого оставил? Может,
И Повелителя искать не стоит тоже?

– А прогуляться не пошел бы ты, любезный?
– Два пальца показать – приём не бесполезный,
    Но не с Шелларом. Слушай доводы его:
От головы ведь не поможет ничего -
    Одно венчание с тебе с известной дамой.
Хоть не намечен свадебный кортеж программой,
    Но Ольга согласилась, заявив: кем-кем,
       А палачом она не хочет быть совсем.
Формальный брак с формальным же затем разводом –
    Ничто перед естественным событий ходом.
В себе сначала Ольга хочет разобраться
    И лишь потом – с тобою жить иль распрощаться.

– Тогда какого хрена крутятся монахи здесь?
– Они сильны. И то Шеллар не может не учесть.
Столичная обитель – храм Любви и Плодородья
    Весьма высокочтим не лишь в глазах простонародья.
Герой, "своею волею поправший Силы Смерти",
    Готовься, славя добрую Богиню, под венец ты.
Без амулетов: в роще, что близ Храма-На-Холмах
    Паломникам обещан колоссальный перетрах.
И исключительно с благословенья Ма-аль-Бли...
    Ещё растолковать? Идеи до тебя дошли?

– Храм-ретранслятор эманаций? Не хреново... М-мать!
    Для этого нам с Ольгой нужно посетить кровать...

– Роскошную! Как раз сейчас Божественное Ложе
    Для вас жрецы готовят. Будешь спать не на рогоже!
 А новобрачная лишь рассмеялася, сказав,
     Что лишний раз тебе нисколько не добавит прав.

– Вот так... Коль хочешь – майся головою... Или...
     Как говорится, без меня меня женили!
 Я б, может, потерпел, но снова не хочу
    Попасться без сознанья в руки "куклачу".

                                               * * *

– Ну прямо редкостно зловредный здесь достался мне носитель!
Наместник... Бабы... Лабиринт...– разнылся бывший Повелитель,–
     Ну, сдох бы мирно там – а я б его немедленно поднял...
Спросить того щенка: с чего он вдруг себе за моду взял
     Родню на помощь звать? Моя бы воля – придушил бы гада!

 Я и Туннель заставил двигаться скорее, двери ада
      Уже совсем готовы были душку-Кантора принять...
Додуматься!
В АСТРАЛЕ –
                  И осиновым поленом,
                                                    Твою мать!

Мигнуть я не успел – моё удобнейшее тело
    В Туннель, что равнодушен к виду пищи, полетело...
Я "зайцем" меж мирами проскочил, а Кантор мой,
     Лишь вежды разомкнув, услышал: " Здравствуй, дорогой!"
           И от кого – от нимфы! Шустрая элементаль
     Стихии пятой не трудилась прятать под вуаль
К шестой стихии нелюбовь. Устроил ретираду*
     Где ей дороги нет, хотя порою там отраду
          И женщины находят – влез в семенники к камраду.

Меня не взяв с наскоку, всполошились простофили,
     Носителя в храм потаскушки местной потащили –
         Венчаться якобы. И храм тот обложили так,
     Что сунься только – и попался... Словно я дурак –
Средь бела дня охрану Ма-аль-Бли прорвать пытаться.

Но день не вечен... Ночью, очень даже может статься,
      Свободу обрету. Пока же любоваться буду,
          Как мечется сестрица, позабыв про козни вуду*,
     И перья распускает хахаль нынешний – Истран,
Который бы уже давно б валялся, словно пьян,
     Составив шустро Цепь с таким обильем матерьяла.
          А так – Истран недосмотрел – сестрица подлатала...

Звено, как уголь – и звено из серебра... Звенит астрал.
    В людишках недостатка нет. И подготовки срок не мал!
Шеллар, не поскупясь, казёнными запасами потряс,
    Рескриптик подмахнул – и ныне знает каждый лоботряс:
Кто к праздничному дню найдёт себе вдову иль девку –
    Тому шатёр, вино, харчи и день на опохмелку.
Вот радостно на зов халявы и валит народ...
Но через девять лун башку почешет не один урод. –
    Злорадствует Скаррон, – Не гонит порожняк Богиня!
        Король-де, бают, восемь тысяч обещает ныне
    Дукатов каждому, кто в праздничек зачнёт дитя.
Но, думаю, то всё брехня. Скорей, Шеллар, шутя
     Чего-то ляпнул, а молва слова те подхватила...

Хреново... Храм, и всё вокруг переполняет Сила,
     Враждебная таким, как я... Пошел обряд венчанья.
Носитель мой – ну, блин, петух, влекомый для закланья!
     Невеста на жреца хламиду засмотрелась, сучка,
         Так пристально, что от осмотра нервная трясучка
    Епископа обритых лбов надолго поразила.
Но вёл обряд не он один, и не иссякла Сила.

На воздух ! Все уселись за накрытые столы.
    Что стоит дисциплину вам похерить? А? Козлы...
Прочна магическая Цепь, что свита из людишек!
    Целуйтесь, ешьте... Ниспошлёт Богиня вам детишек!
Рвануться в бой и лечь, что называется, костьми?
    Но маг я, Ма-аль-Бли мою рассудочность возьми!
Заката буду ждать, хотя надежды у меня не шибко,
   Вдруг лоханутся, вдруг допустят хоть мельчайшую ошибку?

Пока что пир горой! Вот чавкает Элмар самозабвенно –
    Герой стола – обжоры первого венок он непременно
        Получит, рядом пенных чаш крепя индейки пьедестал.
   Отрадно – ритуал не только одного меня достал!
Час жрут, два жрут, для подвигов в постели набираясь сил...
   Живым не очень-то попойки и пиры переносил,
 А здесь приходится терпеть – по счастью, не безрезультатно:
    Мне Силу удаётся подкопить. Хоть мелочь – а приятно!

Теперь – в сортир. Вот расстарались молодцы-монахи:
     Здесь славный дом для нежити, чей корм – ночные страхи!
А нежить – мне. Покушаем... Премного благодарен.
    Носитель мой взбодрён. И я с ним в этом солидарен.

Так. Новый тур пошел Капитолийского балета:
    Зовут нас мыться. Как противна процедура эта!
Под пенье гимнов – в пар, потом – в бассейн с водою ледяною.
     Я крикс оставил про запас... Хотелось бы хотя б одною
        Поужинать... Всех смыли. Что? Массаж с какими-то маслами...
   Нас выпустят отсюда? Нафик задолбали зеркалами!

Опять горячая вода, топчан, сухие полотенца...
    А за вуалью пара дев взялись выкидывать коленца,
        Да так, что и меня пробрало, даром мёртв я столько лет.
   Куда живому мистралийцу, скажете, натуру деть?
Вскочил носитель мой: глаза, как у поморского бычка –
    Его задета честь! Одежды, ясно дело, ни клочка,
        И вихрем эманации (конечно – мы ж без амулета!)
    А девы всё манят, к себе зовут, и нет ни в чём запрета...

Вуаль прорвал – прелестниц ножки по ступенькам упорхнули.
   Тханкварра, скользко! Новая вуаль... А это что – ходули?
        Кровать. И шара мягкий свет, что полог осветил... Похоже,
    Нас, дурень, приглашают посетить Божественное Ложе.

                                            * * *

             Внезапно после жаркой южной бани
                Ступил Диего
                        Словно бы на скользкий лёд.
                   Слова... Да разве выразишь словами?
             Он понял – Ольга здесь, их встречи Ольга ждёт.

             Ни гнева, ни насмешки, ни лукавства
                Не уловил Диего
                        У неё в глазах.
                    Исчезло время, нет меж них пространства...
             А в душу некроманта постучался страх.

             Пока промеж собою речь немую
                Вели влюблённых взгляды,
                                 А затем – тела,
                    Скаррон увидел, в западню какую
             Его игра Любви Богини завела.
            
            Он понял, что считал напрасно трудным
                Своё вхожденье в Круг.
                              Приблизиться – одно...
                    Как равному, сияя светом чудным,
             Войти в ансамбль Богов ему не суждено.
              
             Как в краткий миг в глазах у человека,
                Мелькает жизни ход
                              В мгновение одно,
                    Так перед духом некроманта века
             Грядущего дела промчались, как в кино.


...Хоть шархи кровь и потеряет магии запас,
   Но Маг классический, что вхож к тому ж и в Лабиринт,
      Алхимик, Воин, Вор и Бард – роскошный мульти-класс,
Со временем возглавит магов трёх миров синклит*...

             

        По всей округе Силы Ма-аль-Бли ярился шквал,
                Её делами славили
                           Паломники у храма.
        Оргазму скорому Скаррон противиться не стал:

         – Жди, моя Вечность...
                                    До свиданья, папа.
                                                Здравствуй, мама!


                                    * * *

За этой чашей в честь небесной нашей патронессы,
    Хочу поздравить вас, мои достойные мэтрессы:
       Недаром ночь ушедшую трудах мы провели
       И семя милых нам мужчин в себе мы понесли –
   За исключеньем тех, кто ранее имел посев.
Я тоже завершу, у очага семьи осев,
    До срока Госпоже моей начальное служенье.
Все, кто здесь ночь провёл, от Ма-аль-Бли благоволенье
    В себе несут, не сыщете вы для него преграды!
Я знаю, что иные вертихвостки были б рады,
    Когда б бесплодие или волшебника заклятье
        Не допустило бы благословенное зачатье...
    Богиню славьте, коль кому понятно не совсем!
Три дня,
             Как Ольга говорила,
                                            Радоваться
                                                               ВСЕМ!

                                   * * *