RitmInMe Описание программы Оператор цифровой трансформации - Dilibrium / Дилибриум
Facebook    Twitter    Google+    LiveJournal    Мой Мир
ВКонтакте     Одноклассники

Font Size

RitmInMe - Моя нетленка - Пробы в прозе

Сон-18-04-05
(якорь)

Максим смотрел в окно до тех пор, пока парень, ненадолго заглянувший к ним, не скрылся за углом.

– Разбалансировка полная,– грустно сказал он. Или констатировал. Или заключил. Или поставил диагноз.

Света вздохнула. Максим был не только её партнёром, но и координатором городка, и она не всегда понимала, где кончаются личные отношения, и начинаются официальные. А недавно закрывший дверь когда-то не был ей безразличен. Но потом их восприятия мира разошлись... Разошлись и они, так и не став парой. Её восприятие стабилизировалось. Она занималась своими делами, чего-то ждала, находила в окружающем мире что-то новое... А Борис уходил. Насовсем. Человек-то никуда не денется... "Влюбится и женится", вспомнились слова песенки-однодневки. Но вот с продолжением – "всё равно ты будешь мой" – прокол. Ни он не будет, ни его дети... А детей у Бориса предвидится много. Трое, или даже пятеро... Но это теперь будут обычные дети. Такие вряд ли притянут сущность, подобную той, что сейчас готовилась покинуть Бориса. Ещё не покинула, но вот-вот... И Светлана этого момента не почувствует.
 

Борис лишь бесцельно бродил по городу, и взгляд его ни на чём особо не задерживался, порхая по замусоренным газонам вместе с воробьиными стайками. Разве что голубь, который вроде бы должен быть вегетарианцем, но тем не менее увлечённо расклёвывал валявшийся возле мусорного ящика кусок кровяной колбасы, на время задержал его внимание. Голубя надолго не хватило – мир выпивал последние силы. Чёрная бездна, так умело притворяющаяся голубым небом, ждала...

Бориса завернуло к реке. Он двигался, как механизм, не пытаясь уклоняться от мелких пыльных смерчей, предвестников грозового фронта. Впрочем, к реке Борис спускаться не стал – снизу смотреть на приближающуюся грозу было не так интересно.

Грозовой фронт был правильным. Он шел с запада во всей своей красе, планомерно отъедая куски небесной лазури и гоня перед собой вереницу шквалов. Только возглавляла его неправильная туча. Её этажи вздымались выше строя туч-товарок, а молнии из этой громады сыпали так, что один конец полыхал непрекращающимся голубовато-белым пламенем. Вдруг туча взбрыкнула, как норовистая кобыла, и устремилась на север. Фронт послушно изогнулся за нею, и Борис увидел, как с остывающего конца облака шквалом сорвало и бросило на ветку соседнего дерева что-то запутанное, как большой куст омелы. Вернее, это должно было быть похожим на переплетение зелёных молний-ростков омелы, но сейчас выглядело кучей спутавшихся, измазанных в мазуте, верёвок, от которых резко несло копотью.

"Огневица",– понял Борис. – "Выгорела..."

Опасно, но заворачиваться в защитный кокон он не стал. Ну, уйдут вместе...

Следующий порыв ветра сбросил комок верёвок на землю. Борис поднял его, и вдруг ощутил, что уходить не обязательно. То бесформенное, что он держал, на самом деле было девушкой, и они нужны друг другу. Крупные капли дождя пулемётной очередью вспороли пыль, но это уже было не важно.
 

– В нашем городе – новая пара,– сказал Максим.– И Борис скачком выровнял свой энергетический баланс.

Светлане вдруг стало зябко. Её стабильность – это так нестабильно... Надо озаботиться наличием якоря в этом мире.

stayka